14:10 

Арчи Б
Сонца нам дапаможа - яно любiць нас
Есть в Беларуси такая СамаяГлавнаяГазета - СБ, "Советская Белоруссия" когда-то или "Беларусь Сегодня" как её сейчас расшифровывают. Читать её неподготовленному государственным телевизионным эфиром человеку сложно, но это отдельная тема. Её выписывает мой папа по работе да и уже по-привычке.
Читать лично мне там интересно 2 рубрики от двух внештатных авторов. Обе дамы.
Первая - Инесса Плескачевская, собкор в Пекине. Она пишет на всякие актуальные общемировые темы, о своих наблюдениях жизни пекинцев и похожем-разном, но часто и на около-политические. Но там четко ощущается "свое мнение". Почему-то остальные статьи на те же темы авторов того же издания выглядят на этом фоне набором штампов.
Вторая - Татьяна Сулимова. Известная FM-ведущая, в СБ она ведет свою колонку о жизни. Пишет на разные темы, чаще всего это сугубо жизненные ощущения и наблюдения. Её читать интереснее всего. Жаль, она вроде как не ведет блог, хотя было бы интересно читать. ну т.е. у неё блог на сайте самой газеты, что неудобно
Вот пару её статей, на познакомиться.

"Бестактность" на сайте газеты
— Когда уже замуж выйдешь? — А чего ребеночка не рожаешь? — Родила? А грудью кормишь? А второго когда? Нельзя жить в обществе и быть свободным от бестактных вопросов... На мой взгляд, решиться быть одинокой и бездетной в наше время — это настоящий подвиг. Проще хозяйство завести, только бы никто не лез в душу. Меня всегда злило, что вопрос семейного положения и деторождения так беспокоит не только родственников, но и совершенно посторонних людей. Стоит встретиться с кем–то взглядом, а этого человека уже интересуют твои репродуктивные возможности и личная жизнь. Живешь себе, работаешь, никому зла не делаешь, а дня не проходит, чтобы кто–то не клюнул вопросом. Я уже даже пыталась вглубь зреть: что лежит в основе, в чем природа такого интереса? Может, людям так важно себя с тобой сравнить и понять, что у них–то что–то лучше. Может, так природа позаботилась о человечестве, чтоб люди друг другу все время напоминали про важную детородную функцию, а то ведь в суете и забыть можно, откуда дети берутся. А община всегда была крепка количеством ее жителей. Мне–то самой совершенно очевидно, что если у человека нет детей, значит, он либо не хочет, либо не имеет возможности. То же с семейным положением. И чего спрашивать? Но в разговорах, в статьях, в интернете я то и дело натыкаюсь на жалобный стон тех, кому осточертела бестактность. И, несмотря на просьбы не беспокоить и не бередить душу, спрашивающие не унимаются. Конечно, лучший и самый благородный способ общения с такими людьми — не грубить, не хамить, не нервничать и не принимать эти вопросы на свой счет. Люди лезут в твою жизнь не от большого ума. Как я уже сказала, хотят сравнить и понять, в чем же их бытие выигрышнее. Можно дать им такую возможность, ведь мы же знаем, что счастливы в своем выборе. Возможно, это не наш выбор, а так получилось, и это болит... Тогда надо совершенно искренне сказать об этом: «Пока не сложилось...» И это не то, чего нужно стыдиться. Потому что потом так или иначе все будет хорошо. Факт. Это благородно. Но, на мой взгляд, бестактность не заслуживает благородного обращения. Только такой же бестактности. И, как сделавшего на полу лужу пса, ее нужно ткнуть носом в самое себя. О! Это весело. Я назвала свой метод борьбы каскадом встречных вопросов. — А сколько вы зарабатываете? А почему так мало? Может, вы болеете? С этим нужно что–то делать... Сходите к врачу, обследуйтесь. Без денег что за жизнь... Но бедность для нашего общества не порок, то ли дело бездетность... Вопреки известной поговорке — если вы такие умные, почему бедные — люди предпочитают заявлять, что не в деньгах счастье. Вон у меня какие дети красивые, семья. То есть изначально человек, отдавший предпочтение карьере, будет осужден широкой общественностью. Но ведь любой работодатель знает, что счастливая замужняя мама троих детей к труду плохо приспособлена. У детей ведь то ОРВИ, то кружок по шахматам. И вообще их в шесть нужно из сада забирать. А если на работе оставаться до восьми? А если трезвый ум? Командировки? Это редкий случай, когда женщина может найти баланс между семьей и работой. Выручает няня, но в ее услугах есть смысл, если твоя собственная зарплата в разы больше. И, к слову, если вы оставляете ребенка на няню, готовьтесь к следующей серии бестактных вопросов: — Ой, а не боитесь оставлять такого маленького чужому человеку? Ребеночку мама нужна... В жизни мало гармонии. Для того чтобы увязать семью, работу, активный досуг и еще оставить время на уход за собой любимой, нужно быть очень выносливой. И выслушивать про то, как хитро ты устроилась. Но чаще получается обустроить свою жизнь в какой–то одной–двух областях. И если решаешь, что дети — это важно, тоже будь готова к бестактному вопросу: — На работу выходить думаешь? Или так всю жизнь и будешь по декретам... Квалификацию потеряешь. Эх, никогда не иссякнет поток бестактности. А поскольку так, то плевать на эти вопросы. Или куражиться: — А почему у вас муж пьет, сын без работы сидит и что, кстати, вы собираетесь делать с собственным лишним весом? Потому что те, кто нас искренне и действительно любит, никогда не будут ранить бестактными вопросами, а остальным приговор — пороть теми же розгами.


"Ни о чем" ссыль
Знаете, что самое трудное в отношениях мужчины и женщины? Да и всех людей? Разговаривать. Нужно обязательно разговаривать. О чем–то. Или ни о чем. Моя подруга когда–то очень верно заметила: — Я больше не люблю своего парня. Он мне совершенно безразличен, но я, скорее всего, выйду за него замуж, потому что, как представлю, что нужно с кем–то опять знакомиться... Опять все сначала: «Меня зовут Маша...» Снова о себе. Слушать о нем. О его жизни, маме — папе — друге... Жуть! А этот уже все рассказал и услышал. И вообще мне с ним комфортно молчать. Я потом только поняла, что, похоже, любовь там все же была. Потому что если бы не было, молчать бы не получилось. Но много молчать тоже опасно. Хоть ты и вышла замуж по любви, и вот вы живете пять — десять — пятнадцать лет... И в один день тебе просто захотелось помолчать. И ему захотелось. И вот вы позавтракали молча. Фразы «подай сахар», конечно, не в счет. А потом оделись, причесались, детей одели–причесали. И ты поехала в сад и школу, а он на работу. И ты на работу. А потом с работы — домой, готовить ужин. А он в сад и школу за детьми. И вы встретились дома. И молчите. Просто потому, что не хочется говорить. И так вечер прошел, потом еще день, потом неделя. Хотя до недели вы не дотянете. Потому что если все время молчать, то рано или поздно у кого–то появится подозрение, что, может, вы поссорились? Или ты молчишь, потому что обиделась. А он тогда подумает, что какого черта ты обижаешься, у него больше поводов. И вот вроде не ссорились, а конфликт назрел. И ты видишь, что он уже не просто молчит, а отводит глаза. И вспоминаешь все то нехорошее, что он сделал за последние недели. Как игнорировал твою просьбу вынести мусор, не заметил новую прическу. И сама начинаешь отводить глаза в сторону. А он в этот момент припоминает, что ты опять где–то задержалась. А ты уже не можешь ему простить его работу в выходной. И вообще вы сто лет не были в кино! И ты отдала ему лучшие годы! А ведь могла бы улететь к Орландо в Патагонию... Короче! Теперь вы уже обязательно поругаетесь и разобьете парочку тарелок. Так уже было. И вот, наученные горьким опытом, вы не доводите до скандала. Вы худо–бедно кое–как разговариваете друг с другом. О чем? Абы о чем! Сели–поели, рассказали, что все нормально. Это значит, что никто не умер и торнадо не пронесся. И дети рассказали, что все нормально. — Будешь еще суп? — Нет, спасибо. — Холодно на улице? (а ты сама знаешь, что холодно, потому что каждый день холодно). — Да, очень холодно. — Крещенские морозы. — Ну да... Каждый год. Вот и поговорили. Хотя если глубоко копнуть, то не поговорили, а произнесли реплики. С другой стороны, вы одни, что ли, такие? Все люди вынуждены произносить слова. Инстинкт самосохранения. Помните анекдот? Идут Винни с Пятачком по лесу. Молчат. Вдруг Винни со всего размаху дает Пятачку затрещину. — За что, Винни? — Вот ты идешь, молчишь, всякие гадости про меня думаешь!.. Это ж как раз тот случай. Так что молчание совсем не золото. И не сахар. Опасное оно. И вот люди мучают людей разговорами. И нужно слушать. И отвечать. Это называется поддерживать отношения. И вот в один момент ты понимаешь, что уже сто лет не разговаривал. И вообще тебе повезло только несколько раз в жизни поговорить. Хотя в детстве мы как раз это умели. Поводы были плевые, зато глаза блестели и хохотали мы до слез. А потом еще в юности, помните, разговаривали до утра, до мокрых глаз. И случилось о любимом деле поговорить с единомышленниками и коллегами, когда впервые пришел успех. И сердце стучало. Конечно, не бывает так, чтобы каждый день происходило что–то важное. В основном все действительно нормально, и морозы крепчают, и кто–то заболел ОРВИ, а кто–то уехал в отпуск. И потрясающей красоты фигурное катание по телевизору показывают, и еще что–то обычное и повседневное. Такое — ни о чем. Я не против! Обычного. Только бы можно было про все это помолчать. Но это непозволительная роскошь...


"Злые" ссыль
Этой ночью под моими окнами весело выпивала молодежь. Я вообще люблю спать с открытым окном. Вместо сказки на ночь я слушаю признания в любви под бутылку пива. Или вот недавно хорошо выпившая девица пыталась объяснить своему бой-фрэнду, что она хочет ЭТОГО ребенка. А он бубнил: "Не время... Не сейчас... Давай подождем..." Ночная жизнь на центральном проспекте города приятна. Даже во сне ты в эпицентре. В кинотеатре. Эта выпивающая молодежь говорила как раз об искусстве кино. Очень конкретные вещи. - Михаэль Ханеке - бездарь! Кинематограф в упадке! Смысл я сохранила, а вот крепкие выражения пришлось заменить. Ну, сами понимаете, в каком месте, по их мнению, был кинематограф... Я прямо проснулась от восторга. Вспомнила свои студенческие годы. Правда, тогда в роли обруганных ремесленников для нас выступали режиссеры Линч и Кустурица. Мы их частенько вспоминали на подобных открытых пленэрах. Крепким словом. Зачем мы так? Молодость! Нужно быть голодным, злым, недовольным. Болото. Безвкусица. Пустота. Дешевка. Есть много хороших слов для злых девочек и мальчиков. Хамство. Грязь. Неуважение. Невоспитанность. То, что с удовольствием употребляют в своей речи все без исключения. А что?! Послал всех на три буквы прилюдно - и ты уже вроде как личность с собственной гражданской позицией. Не то что эти слащавые мистеры и мисс Лояльность. И не нужно спать в моей спальне, чтобы узнать, как глубоко и низко пало искусство. Вот актуальный пример. Все так ждали выхода фильма База Лурмана "Великий Гэтсби". Некоторые даже роман прочли. Методом скорочтения. Мировая премьера! И первая рецензия грозного уолстритджерналовского кинокритика Джо Моргенштерна: "По-идиотски рассказанная история, шумная, пестрая, смысла в которой немногим больше нуля". И все, кто хотел сказать: "Пышно! Богато! Красиво! Грустно! Ах, Лео..." - тут же прикрыли рот ладошкой. Мало ли... Кому хочется прослыть дураком. От злоязыких критиков и журналистов всем достается. Такой у них хлеб. Не поругаешь - не проживешь. Но и простые люди тянутся - держат марку. Вот, например, приехала моя подружка из Парижа, говорит: "Фи..." А чего фи? А! Ну конечно, кому интересно, за что вы любите Париж? Провинциальное середнячковое мнение. Предложила ей написать пост: "Париж, который я ненавижу!" Напишет, будет в ТО-ПЕ! И никак не иначе. Кто не был в Париже, ругают наши поликлиники, сады, школы... и все госучреждения! Этих вообще принято ненавидеть. Мы их, они нас. Прихожу - читаю: подружка ребенка в сад повела, ее попросили написать заявление, что он уже пришел в группу с синяком на лбу. А когда забирала, расписаться в журнале "Движение детей". Оказывается, родители жалуются, что они детей до ужина забирают, а воспитательницы потом котлеты несъеденные домой уносят. "Люди, - говорю, - вы в своем уме?" За 12.000 белорусских рублей в день детей присматривают, кормят пять раз, укладывают спать в кроватку с чистеньким бельем, да еще и косы после сна девочкам заплетают!!! Как это можно не ценить? Слышу: "Фу! Татьяна, от вас такого прогиба не ожидали. Небось, подмазываетесь к руководству какого-нибудь детского учреждения?!" Пишу о другом: "Рожать детей - это прекрасно". Комментируют: "Выполняете госзаказ?" Но я тоже живой человек. Мне обидно. Тоже рейтингов хочется. И вот думаю, чтобы не вызывать подозрения, нужно написать что-то злое. Злое-презлое!!! Ищу тему, смотрю по сторонам. А передо мной тащится зеленый автобус номер 100. Набитый битком. Везет пассажиров. Я задумалась и попалась! Еду за автобусом, и никто меня не пускает перестроиться в соседний свободный ряд. Чуть дернусь - тут же сигналят, включают дальний свет, выражая недовольство. Ладно. Не спешу. Что ж... Еду за автобусом. Из заднего окна автобуса на меня смотрит красивая девушка. Опять я о хорошем. Но мне так приятно видеть красивых людей. Правда! Добро. Зло. Все такое условное. А красота - безусловна! Я улыбаюсь. И внезапно девушка показывает мне средний палец... Богиня!!! А это мысль! Напишу про злых. Теперь стою за автобусом и решаю фундаментальный вопрос - ответить девушке тем же или продолжить улыбаться. В конце концов, у каждого есть выбор, что плодить. И вот мне уже подмигивает коллега-автомобилист: "Перестраивайся, дуреха!" Пропустил! Спасибо, добрый человек. Знаю, что завтра ты можешь быть и злым. Но это хорошо ведь. Без злых любая сказка - пшик! И добру грош цена.
Читать статью полностью на портале «СБ»: www.sb.by/blog/155884/


"Мать" ссыль
Такое счастье случилось, не могу не поделиться. 25 ноября я во второй раз стала мамой. Мальчик! Теперь я не просто счастливая женщина. Для общества я — мать! А с матерей у нас спрашивают, как с солдат на передовой. Да–да. Первая ночь дома запомнилась отсутствием диалогов роддома. — Вы что, спите без света? — врывается в палату медсестра. — Ну да. — Срочно включите свет! Вы же не видите вашего ребенка. — Конечно, не вижу. Я же сплю. — Вы должны не спать, а следить за тем, как спит ваш ребеночек. Вдруг он посинеет! — Но если я не буду спать — посинею я. — Включайте свет и следите!!! 6.00 — градусник маме. Через 10 минут — ребенку. — Измеряли температурку? Какая? — Чья: моя или ребенка? — спрашиваю спросонья. — Вы что, не помните? Я же педиатр! — А! Простите... 36,5 (температурка детская). Через 10 минут. — Какая температура? — 36,5 (температура взрослая). Но с тех пор я всегда отвечала на этот вопрос одинаково. 8.00 — смотрю в окно. Там каждое утро в это время появляется мамочка с коляской. Ветер. Снег. Она накручивает круги. Слышала истории, как мамочки и в три ночи гулять ходили. А что делать, если ребеночек засыпал только в коляске. Коляска едет, детка спит. Только на минутку остановилась дух перевести — крик. Бегом вперед! И началось. Кормить грудью по требованию. Не спать! Не есть! Не отвлекаться! Иначе... Какая ты мать!!! Помню, как я кормила старшую дочь грудью и ела только гречку и индейку, кролика и гречку. А у нее на все аллергия. Я вела пищевой дневник. От анализа того, что я съела, начиналась мигрень. — Чем–то вы опять вкусненьким лакомились? Ребеночек весь подсыпанный, — укоряла педиатр. — Да... кусочком сыра, — стыдливо опускала я глаза. Голодная, невыспавшаяся бреду по парку с коляской. Навстречу мне коллеги по счастью. У всех одно и то же. Сделал ребеночку прививку — на тебя нападают сторонники экологического метода взращивания детей: «Малютку вакцинами травишь?!» Не сделал — хмурится вся поликлиника. И пугают туберкулезом, гепатитом и этим пресловутым корь–краснуха–паратит. Вам не кажется, что в нашем обществе какое–то садистское отношение к матери? Начинается все еще во время беременности, когда на учет становишься. Там стращают рублем. Не выполняешь требования женской консультации — не дадим справку на выплаты. И сдаешь, сдаешь кровь по десяти листкам–направлениям. Нам–то, беременным–то, что, а вот врачей, если допустят ошибку, премии лишить могут. Ну это уже позади. А теперь... Все! Устала. Едем в отпуск! — Ты с ума сошла, с такой малюткой. Беду хочешь накликать?! — Так все европейцы с месячными детьми уже путешествуют. — Вот пусть европейцы и путешествуют! И я подозреваю, что у врача слово «путешествие» ассоциируется с поездом Минск — Симферополь, потом троллейбус и съемная комната без удобств. Но я–то знаю, что грудной ребенок в самолете может беспечно прожить хоть три, хоть десять часов. И спать в колясочке у моря гораздо приятнее, чем в центре загазованного мегаполиса. И что выспавшаяся счастливая мама способна подарить гораздо больше любви и внимания, чем серая тень на гипоаллергенной диете. Поэтому я делаю все по–своему, что вызывает возмущение, и мне приходится постоянно сталкиваться с попытками пробудить у меня чувство вины и страха. Вот увидишь... Еще аукнется... Мы в наше время... И легендарное про «Памперсов» не было, пеленки ночами стирали» и «отдала детям лучшие годы жизни». Скажите честно, это такое кредо, установка — детей нужно воспитывать так, чтобы потом было чем попрекнуть? Если сказать потом: «Ты мне ни в чем не был помехой», — так пострадает славянский женский мазохизм? И все то, чем мы привыкли наполнять слово «МАТЬ»?
Читать статью полностью на портале «СБ»: www.sb.by/blog/156783/

@темы: Мая краiна - Беларусь, гении и их творения, забавно, люди чудесатые, по мотивам

URL
   

белка-идеалистка

главная